« Эрудиция » Российская электронная библиотека

Все темы рефератов / История /


Версия для печати

Реферат: Первобытное общество


Первобытное общество

Содержание.


 
Введение: общество и власть. ………………………...
1. Плюрализм теории происхождения государства.
2. Первобытное (догосударственное) общество: …… а). ирокезский род, б). греческий род, в). род в Риме, г). род в кельтов и германцев.
Заключение. ……………………………………………
Литература и источники. ……………………………...

Введение
Общество и власть

Общество есть продукт взаимодействия людей, определенная организация их жизни, внутренне противоречивый организм, сущность которого заключается в многообразных (экономических, нравственных и других) связях и отклонениях между людьми, их объединениями и общностями. Это сложная саморазвивающаяся система связей людей, объединенных экономическими, семейными, групповыми, этническими, семейными, сословными, классовыми отношениями и интересами. В обществе прежде всего действуют не биологически, а социальные законы.

Рассмотрение общества в качестве системы общественных отношений, основу которых составляют экономические (материальные) отношения, позволяет, во-первых, подходить к нему конкретно – исторически, выделять различные общественно – экономические формации (рабовладельческое, феодальное, капиталистическое, социалистическое общество); во-вторых, выявить специфику главных сфер общественной жизни (экономической, политической, духовной); в-третьих, четко определить субъектов социального общения (личность, семья, нация и другие).

Общество появилось когда люди выделились из мира животных. Человек – его главная предпосылка и первичная клетка, ибо, как говорил еще Аристотель, человек есть существо общественное. Поэтому важнейшая черта общества заключается в том, что оно представляет собой систему взаимосвязей различных существ. взаимодействуя с обществом, человек развивается сам и развивает свои социальные свойства и силы, и тем самым становится личностью и стимулирует прогресс общества.

В различные периоды исторического развития общество принимало различные формы, изменялись степень его зрелости, внутренне строение, то есть экономическая, социально-классовая, политическая структура. Первобытное общество, например, было более или менее однородно-коллективистским, не знало социального и другого расслоения. Постепенно структура общества изменялась: с изменением экономических отношений появились социальные общности, группы, классы, имеющие свои интересы и особенности. Вместе с человеческим обществом возникает социальная власть как его неотъемлемый и необходимый элемент. Она предает обществу целостность, управляемость, служит важным фактором организованности и порядка. Это стимулирующий элемент, обеспечивающий обществу жизнеспособность. Под воздействие власти общественные отношения становятся целенаправленными, приобретают характер управляемых и контролируемых связей, а совместная жизнь людей становится организованной. Таким образом, социальная власть есть организованная сила, обеспечивающая способность той или иной социальной общности – рода, группы, класса, народа (властвующего субъекта)1 – подчинять своей воле людей (подвластных), используя различные методы, в том числе метод принуждения. Она бывает двух видов – неполитическая и политическая (государственная).

Власть – явление надстроечное, ее природа, свойства, функции определяются экономическими отношениями, базисом общества. Однако она не может функционировать помимо воли и сознания людей. Власть означает, с одной стороны, передачу (навязывание) властвующих своей воли подвластным, а с другой стороны подчинения подвластных этой воле. Воля прочно соединяет власть с ее субъектами. Власть принадлежит той социальной общности, воля которой в ней воплощена. Бессубъектной, то есть ни кому не принадлежащей, власти нет и не может быть. Вот почему в учении о власти важное место занимает «властвующий субъект» - первоисточник власти.

Иногда субъект и объект власти совпадают, но чаще всего властвующий и подвластный отчетливо различаются и занимают различное положение в обществе.

Власть может быть слабой, но лишенная силы, она перестает быть реальной властью, так как не способна претворять властную волю в жизнь. Власть бывает сильна поддержкой, доверием народных, то есть опирается на силу авторитета. Определяющая черта власти – способность властвующих навязывать окружающим свою волю, господствовать над подвластными.

  1. Плюрализм теории происхождения государства

Плюрализм народных взглядов на теорию происхождения государства и права обусловлен историческими особенностями развития общества, своеобразием тех или иных регионов мира.

К наиболее известным относятся следующие теории:

  1. Теологическая (Ф. Аквинский). Широкое распространение получила при феодализме. Согласно данным воззрениям государство является результатом проявления божественной воли, практическим воплощением власти бога на земле. Народ должен беспрекословно подчиняться всем велениям государственной воли, как продолжению воли божественной.

  2. Патриархальная (Аристотель, Филмер, Михайловский). По утверждению Аристотеля, государство – наилучшая форма человеческого общения в целях достижения общего блага. Это своеобразная разросшаяся семья. Власть монарха – естественное продолжение власти отца (патриарха), который заботится о членах своей семьи.

  3. Патримониальная (Галлер). Представители этой теории считают, что государство произошло от права собственника на землю (патримонизм). Из права владения землей власть автоматически распространяется и на проживающих на ней людей.

  4. Договорная. (Спиноза, Т. Гоббс, Д. Локк, Ж.-Ж. Руссо,

  5. Гольбах, А. Радищев). По мнению этих мыслителей, государство возникло в результате общественного договора о правилах совместного проживания. Они отмечали, что было время, когда не было ни государства, ни права. В догосударственном состоянии в условиях «золотого века» (Ж.-Ж. Руссо) или «войны всех против всех» (Т. Гоббс) люди жили в соответствии со своими естественными правами. Но не существовало власти, способной защитить человека, гарантировать его права на жизнь, честь, достоинство и собственность. Для устранения такого социального «порока» люди объединились и заключили между собой договор о том, что часть своих прав, присущих им от рождения, они передают государству, как органу, представляющему их общие интерес, а государство, в свою очередь, обязуется обеспечить права человека. Если же условия договора нарушаются, то народ приобретает право на революцию.

  6. Теория насилия. (Дюринг, Каутский). Сторонники этой теории утверждают, что государство возникло как результат насилия, путем завоевания слабых и беззащитных племен более сильными и организованными. Именно в племенах, в их взаимной борьбе, по мысли Л. Гумпиловича, «мы можем признать главные, основные части, действительно краеугольные камни государства, - в племенах, которые мало-помалу превращаются в классы и сословия. Из этих племен создается государство. Они и только они предшествуют государству.» [Л. Гумпилович. Общее учение о государстве. Сиб-1910.С-47, 120-121.] Теория проповедовала культ насилия, завоевания, эксплуатации, порабощения одних народов другими.

  7. Психологическая. (Л. Петражицкий). Возникновение государства объясняется свойствами человеческой психики, потребностью индивида жить в коллективе, его стремлением к поиску авторитета.

  8. Марксистская. (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин, Г. В. Плеханов). Согласно этой теории, государство есть результат изменения социально-экономических отношений, способа производства, итог возникновения классов и обострения борьбы между ними. Оно выступает средством угнетения людей, поддержания господства одного класса над другими. С уничтожением классов отмирает и государство.

Существуют и иные, менее известные теории происхождения государства. Каждая из них является лишь определенной ступенькой к познанию истины.

  1. Первобытное (догосударственное) общество

Наша литература длительное время освещала до государственное общество, опираясь главным образом на книгу Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Она была написана на основе вышедшего в 1877 г. фундаментального исследования Л. Моргана «Древнее общество», в котором прослеживается жизнь североамериканских индейских племен. К концу XX века благодаря успехам археологов и этнографов представления о первобытном обществе существенно обогатились, был преодолен односторонний евро-центристский взгляд на древнюю историю, в орбиту научного осмысления была включена история всех регионов Земного шара.

Сегодня научная периодизация до-государственного общества обосновывается по-новому. Для теории государства и права определенную методическую ценность имеет выделение двух главных периодов в развитии первобытного общества, а следовательно, и двух способов его существования и воспроизводства: присваивающей экономики (охота, рыболовство, собирательство), производящей экономики (земледелие, скотоводство, металлообработка, керамическое производство). Первобытному периоду в основном соответствует материнский род (матриархат), второму – патриархальный (патриархат).

Любое человеческое общество должно быть каким-либо образом организовано, т.е. организационно оформлено. В противном случае оно обречено на превращение в стадо, толпу.

Морган был первый, кто со знанием дела попытался внести в предысторию человечества определенную систему.

Их трех главных эпох – дикости, варварства, цивилизации – его занимают только две первые и переход к третьей.

Каждую из этих двух эпох он подразделяет на низшую, среднюю и высшую ступень сообразно с успехами в производстве средств и жизни, потому что, говорит он, «искусность в этом производстве имеет решающее значение для степени человеческого превосходства и господства над природой; из всех живых существ только человеку удалось добиться почти неограниченного господства над производством предметов питания. Все великие эпохи человеческого прогресса более или менее прямо совпадают с эпохами расширения источников существования.

I. Дикость

  1. Низшая ступень. Детство человеческого рода. Люди жили, частью по крайней мере, на деревьях. Пищей служили им плоды, коренья, орехи; главное достижение этого периода – возникновение членораздельной речи.

  2. Средняя ступень. Начинается с введения в употребление в пищу рыбы, и с применения огня. Люди стали независимыми от климата и местности. Вследствие постоянной необходимости в источниках питания на этой ступени, по-видимому, появилось людоедство.

  3. Высшая ступень. Начинается с изобретения лука и стрелы. Для эпохи дикости лук и стрела были тем же, чем стал железный меч для варварства и огнестрельное оружие для цивилизации, - решающим оружием.

II. Варварство

  1. Низшая ступень начинается с введения гончарного искусства, приручением и разведением животных, возделыванием земли.

  2. Средняя ступень. На востоке начинается с приручения домашних животных, на западе – с возделывания съедобных растений (маис).

  3. Высшая ступень. Начинается с плавки руды и переходит в цивилизацию через изобретение буквенного письма. Мы встретим здесь плуг с железным лемехом, с домашним скотом в качестве тяги, благодаря которому стало возможно земледелие.

Итак, моргановскую периодизацию можно обобщить так: дикость – период прямого присвоения готовых продуктов питания. Варварство – период введения скотоводства и земледелия. Цивилизация – период освоения дальнейших продуктов природы.

Исторически первой формой организации доисторического общества явилась родовая община. Личная, родственная связь сплачивала всех членов родов. Это единство упрочняли также коллективный труд, общее производство и уравнительное распределение.

Морган разъяснил пункты древней греческой и римской истории и одновременно с этим неожиданно вскрыл перед ними основные черты общественного устройства первобытной эпохи до возникновения государства.

В качестве классического рода первоначальной эпохи Морган берет род ирокезов, особенно род племени сенека. В этом племени имеются восемь родов, носящих названия животных: 1) волк, 2) медведь, 3) черепаха, 4) бобр, 5) олень, 6) кулик, 7) цапля, 8) сокол. В каждом роде существуют следующие обычаи:

  1. Род выбирает своего «сахема» (старейшину для мирного времени) и вождя (военного вождя). Сахем должен был избираться из состава самого рода, и его должность была наследственной, поскольку после освобождения она должна была немедленно снова заниматься; военачальника можно было выбирать и не из членов рода, а временно должность его могла оставаться ни кем не занятой. Сахемом ни когда не выбирали сына предыдущего сахема, так как у ирокезов господствовало материнское право и сын, следовательно. принадлежал к другому роду, но часто выбирали его брата или сына сестры. В выборах участвовали все мужчины и женщины. Но выбор подлежал утверждению со стороны остальных семи родов, и только после этого избранный торжественно вводился в должность и притом общим советом всех ирокезов. Власть сахема внутри рода была отеческая, часто морального порядка, средствами принуждения он не располагал. Вместе с тем он по должности состоял членом совета племени сенека, равно как и общего совета союза ирокезов. Военный вождь мог приказать что-либо лишь во время походов.

  2. Род по своему усмотрению смещает сахема и военного вождя. Это решается совместно мужчинами и женщинами. Совет племени может сместить и сахема даже против воли рода.

  3. Никто из членов рода не может брать жену внутри членов рода. Открытием этого простого факта Морган впервые вскрыл сущность рода.

  4. Имущество умерших переходило к другим сородичам, оно должно было оставаться в роде.

  5. Сородичи обязаны были оказывать друг другу помощь, защиту, и, в особенности, помогать мстить за обиду, нанесенную чужими. Отсюда из кровных уз рода возникала обязанность кровной мести.

  6. Род имеет определенные имена или серии имен. Имя отдельного члена рода указывало к какому роду он принадлежит. С родовым именем неразрывно связаны и родовые права.

  7. Род может усыновлять посторонних и таким образом принимать их в члены племени. У ирокезов торжественное принятие в род происходило во время публичного заседания совета племени, часто превращало это торжество в религиозную церемонию.

  8. Религиозные церемонии индейцев более или менее связаны с родом.

  9. Род имеет общее место погребения.

  10. Род имеет совет – демократическое собрание всех взрослых членов, мужчин и женщин, располагающими равным правом голоса. Этот совет выбирал и смещал сахемов и военных вождей, а также остальных «блюстителей веры», он выносил постановления о выкупе или кровной месте за убитых сородичей, он принимал чужих в состав рода. Одним словом, он был верховной властью в роде.

Таковы права типичного индейского рода. Все его члены – свободные люди, обязанные охранять свободу друг друга. Обладая равными личными правами, ни сахем, ни военный вождь не претендуют ни на какие личные преимущества. Род представляет собой братство. связанное кровными узами. Свобода, равенство, братство – хотя это ни когда не было сформировано – были основными принципами рода, а род, в свою очередь, был единицей целой общественной системы, основой организованного индейского общества. Этим объяснялось непреклонное чувство независимости и собственного достоинства, которые каждый должен признать за индейцами.

У очень многих индейских племен насчитывалось более пяти или шести родов, мы встречаем организацию особых групп, по три, четыре и более родов в каждой. Морган называет такую группу фратрией (братством).

Как несколько родов образуют фратрию, так несколько фратрий в классической форме родового строя образуют племя.

  1. Для отдельного племени характерно собственная история и собственное имя.

  2. Племени свойственен диалект.

  3. Право торжественно вводить в должность избранных родами сахемов и военных вождей.

  4. Право смещать их даже против желания их рода. Так как эти сахемы и военные вожди состоят членами совета племени, то эти права племени по отношению к ним объясняются сами собой.

  5. Совет племени занимался обсуждением общих дел. Он состоял из всех сахемов и военных вождей отдельных родов, их подлинных представителей, потому что они в любой момент могли быть смещены. Совет племени заседал публично, окруженный членами племени, которые имели право быть выслушанными. Он принимал и отправлял послов, объявлял войну и заключал мир.

Защита подвергшейся нападению области, принадлежащей племени осуществлялась дружинами добровольно. Когда несколько дружин соединялись для какого-либо предприятия, каждая из них подчинялась собственному вождю.

У некоторых племен мы встречаем верховного главу, полномочия которого были весьма невелики. Это был один из сахемов, который должен был в случаях, требующих немедленного действия, принимать временные меры до того, как сможет собраться совет и принять окончательное решение. Тут мы видим слабый, но в дальнейшем развитии оставшийся бесплодным, зачаток органа, обладающего исполнительной властью. Последняя, в большинстве случаев, если не везде развилась из функции верховного военачальника.

Союзы между родственными племенами заключались местами в случае временной нужды и с ее устранением распадались. В отдельных местностях изначально родственные но разобщенные племена вновь объединялись в длительные союзы, делая, таким образом, первый шаг к образованию наций. Самое позднее в начале XV века развился «вечный союз» – федерация, которая в сознании приобретенной ею силы немедленно приняла наступательный характер, завоевала окружающие его значительные пространства. Союз ирокезов представляет самую развитую общественную организацию. Основные черты этого союза:

  1. Полное равенство и самостоятельность во всех внутренних делах племени. Кровное родство составляло подлинную основу союза. Они имели общий язык.

  2. Органом союза был союзный совет, состоящий из 50 сахемов, равных по положению и почету. Этот совет выносил окончательные решения по всем делам союза.

  3. Эти 50 сахемов были при учреждении союза распределены по племенам и родам в качестве носителей новых должностей, специально учрежденных для целей союза. Их переизбрание производили сами члены рода, но утвердить их должен был союзный совет.

  4. Союзные сахемы были также сахемеми своих племен.

  5. Все постановления союзного совета должны были приниматься единогласно.

  6. Каждый из пяти советов племени мог созвать союзный совет, тогда как последний не мог собраться по собственному почину.

  7. Заседание происходило перед собравшимся народом, каждый ирокез мог взять слово.

  8. В союзе не было персонального верховного главы, лица, которое стояло бы во главе исполнительной власти.

  9. Союз имел двух военных вождей с равными полномочиями.

Таков был общественный строй, при котором ирокезы прожили свыше 400 лет и еще живут до сих пор. Мы имели возможность изучить организацию общества, еще не знающего государства. Государство предполагает особую публичную власть, отделенную от всей совокупности постоянно составляющих его членов.

На примере североамериканских индейцев мы видим, как первоначально единое племя постепенно распространяется по огромному материку; как племя, расчленяясь, превращается в народы, в целые группы племен, как изменяются языки; как наряду с этим внутри племен отдельные роды расчленяются на несколько родов. И всем им соответствует в общем и в целом вышеописанное общественное устройство, за исключением только того, что многие из них не дошли до союза родственных племен.

В качестве основной общественной ячейки дан род, из этой ячейки развивается вся структура родов, фратрий, племен. Все три группы представляют различные степени кровного родства, причем каждая из них замкнута в себе и сама управляет своими делами, но служит также дополнением для других дел, подлежащих их ведению, охватывает всю совокупность общественных дел человека, стоящего на низшей ступени варварства. Поэтому, встречая у какого–нибудь народа род как основную общественную ячейку, мы должны будем искать у него и организацию племени, подобную той, которую мы описали.

Все равны и свободны, в том числе и женщины. Рабов еще нет: порабощения чужих племен, как правило, также еще нет. А каких мужчин и женщин порождает такое общество, показывает восхищение всех белых, соприкасавшихся с неиспорченными индейцами, чувством собственного достоинства, прямодушием, силой характера и храбростью этих варваров.

Так выглядели люди и человеческое общество до того, как произошло разделение его на различные классы.

Но не забудем, что эта организация была обречена на гибель. Дальше племени она не пошла; союз племен означает уже начало ее подрыва. Находившийся в полном расцвете родовой строй, каким мы наблюдали его в Америке, предполагал крайне неразвитое производство, следовательно, почти полное подчинение человека природе, что и находит свое отражение в наивных по-детски религиозных представлениях. Власть первобытной общины должна была быть сломлена, - и она была сломлена.

Между греками и американскими племенами, о которых шла речь выше, лежит почти целых два больших периода развития, на которые греки героической эпохи опередили ирокезов. Род греков поэтому уже отнюдь не архаический род ирокезов, печать группового брака начинает заметно стираться.

Афинский род покоился на следующих основаниях:

  1. Общие религиозные празднества, исключительное право жречества совершать священные обряды в честь определенного бога.

  2. Общее место погребения.

  3. Право взаимного наследования.

  4. Взаимная обязанность оказывать друг другу в случае насилия помощь, защиту.

  5. Владение общим имуществом, собственным архонтом (старейшиной) и казначеем.

  6. Происхождение считается по отцовскому праву.

  7. Запрещение браков внутри рода.

  8. Право избирать и смещать старейшин.

Каждый род имел своего архонта.

Фратрия, как и у американцев, была первоначальным родом, расчленившимся на несколько дочерних родов.

Фратрии встречаются еще у Гомера в качестве военной единицы. Фратрия имела старейшину (фратриарха). Общие собрания принимали обязательные решения, обладали судебной и административной властью. Даже позднейшее государство, игнорировавшее род, оставило за фратрией некоторые общественные функции административного характера.

Несколько родственных фратрий составляют племя. В Аттике было четыре племени: в каждом племени – по три фратрии и в каждой фратрии по тридцати родов.

В поэмах Гомера мы находим греческие племена в большинстве случаев уже объединенными в небольшие народности, внутри которых роды, фратрии и племена все же еще вполне сохраняют свою самостоятельность.

Организация управления этих племен и народностей была следующей:

  1. Постоянным органом власти был совет, состоявший из старейшин родов, позднее же, когда число их слишком возросло, - из особых избранников, что стало условием для образования и укрепления аристократического элемента. В важных вопросах совет принимает окончательные решения. В последствии, когда было создано государство, этот совет превратился в сенат.

  2. Народное собрание (адога). У ирокезов мы видели, что народ, мужчины и женщины, окружают собрание совета, влияют на его решения. У гомеровских греков это «окружение» развилось уже в настоящее народное собрание, как это имело место также у древних германцев. Оно называлось советом для решения важных вопросов; каждый мужчина мог брать слово. Решение принималось поднятием рук или криком. Собранию принадлежала в последней инстанции верховная власть. Ведь в то время, когда каждый взрослый мужчина в племени был воином, не существовало еще отдельной от народа публичной власти, которая могла бы быть ему противопоставлена.

Первобытная демократия находилась еще в полном расцвете, и из этого мы должны исходить при суждении о власти и положении как совета, так и басилевса.

Если у греков при господстве отцовского права должность басилевса обычно к сыну или к одному из сыновей, то это лишь доказывает, что сыновья могли рассчитывать на наследование в силу народного избрания, но отнюдь не служит доказательством законного наследования помимо такого избрания.

В данном случае мы находим у ирокезов и греков первый зародыш особых знатных семей внутри рода, а у греков к тому же еще и первый зародыш будущего наследственного предводительства или монархии. Следует предположить, что у греков басилевс или избирался народом или же должен был утверждаться его признанными органами – советом или агорой, как это практиковалось по отношению к римскому «царю».

Слово басилевс, которое греческие писатели употребляют для обозначения гомеровской так называемой царской власти, при наличии на ряду с ней совета вождей и народного собрания, означает только военную демократию (потому что главный отличительный признак этой власти – военное предводительство).

У басилевса, помимо военных, были еще жреческие и судейские права; последние не были точно определены, первые были присвоены ему как верховному представителю племени или союза племен.

Этимологически правильно переводить слово «басилевс» как «старейшина рода». Современному значению слова «король» древнегреческое «басилевс» совершенно не соответствует.

Аристотель говорит, что «basileca» героической эпохи была предводительством над свободными, а басилевс был военачальником, судьей и верховным жрецом; правительственной властью в позднейшем смысле он, следовательно, не обладал.

В греческом строе мы видим еще в полной силе древнюю родовую организацию, но вместе с тем, уже и начало подрыва ее: мы видим здесь отцовское право с наследованием имущества детьми, что благоприятствовало накоплению богатства в семье и усиливало семью в противовес роду; обратное влияние имущественных различий на общественный строй посредством образования первых зародышей наследственной знати и царской власти; восхваление и почитание богатства как высшего блага и злоупотребления древними родовыми учреждениями для оправдания насильственного грабежа богатств. Не хватало учреждения, которое увековечило бы не только начинающееся разделение общества на классы, но и права имущего класса на эксплуатацию неимущих и господство первого над последним.

И такое учреждение появилось. Было изобретено государство. Первыми поселенцами в Риме был ряд объединенных в одно племя латинских родов.

Общепризнанно, что римский род был таким же институтом, как и род греческий; если греческий род представляет дальнейшее развитие той общественной ячейки, первобытную форму которой мы находим у американских краснокожих, то это целиком относится и к римскому роду.

Римский род имел следующее устройство:

  1. Взаимное право наследования членов рода; имущество оставалось внутри рода. В римском праве господствовало уже отцовское право, потомство по женской линии исключалось из наследования. По закону Двенадцати таблиц, древнейшему известному нам писаному памятнику римского права, наследовали в первую очередь дети как прямые наследники, за их отсутствием – сородичи. Во всех случаях имущество оставалось внутри рода. Мы видим здесь постепенное проникновение в родовой обычай новых, порожденных ростом богатства и моногамией правовых норм: первоначально равное право на наследование всех сородичей сперва – и, очень рано – ограничивается на практике детьми и потомством по мужской линии.

  2. Обладание общим местом погребения.

  3. Общие религиозные празднества.

  4. Обязательства не вступать в брак внутри рода. Это, по-видимому, никогда не превращалось в Риме в писаный закон, но оставалось обычаем.

  5. Общее владение землей.

  6. Обязанность сородичей оказывать друг другу защиту и помощь. Римское государство с самого начала выступило на сцену такой преобладающей силой, что право защиты от несправедливости перешло к нему.

А о праве избирать и смещать старейшину нигде не упоминается. Но так как в первый период существования Рима все должности замещались по выбору или по назначению, начиная с выборного царя, и так как жрецы курий выбирались куриями, то мы можем предположить относительно старейшин родов то же самое, хотя избрание из одной и той же семьи в роде могло уже стать правилом.

Таковы были права римского рода. За исключением уже завершившегося перехода к отцовскому праву, они точно воспроизводят права и обязанности ирокезского рода.

Десять родов составляли фратрию, которая здесь называлась курией и имела более важные общественные функции, чем греческая фратрия. Десять курий составляли племя, которое первоначально, подобно остальным латинским племенам, имело своего выборного старейшину – военачальника и верховного жреца. Все три племени, взятые вместе, составляли римский народ.

К римскому народу, таким образом, мог принадлежать только тот, кто был членом рода, а через свой род – членом курии и племени. Первоначальный общественный строй этого народа был следующий. Общественными делами ведал сначала сенат, который составлялся из старейшин трехсот родов; именно поэтому, в качестве родовых старейшин, они назывались отцами (patres), а их совокупность – сенатом (совет старейшин, от слова senex–старый).

Вошедшее в обычай избрание старейшин всегда из одной и той же семьи каждого рода создало и здесь первую родовую знать. Эти семьи назывались патрициями и претендовали на исключительное право вступления в сенат и на право защищать все другие должности. Тот факт, что народ со временем примирился с этими притязаниями, и они превратились в действующее право, нашел свое выражение в сказании о том, что Ромул пожаловал первым сенаторам и их потомству патрициат с его привилегиями.

Сенат имел решающий голос во многих делах и предварительно обсуждал наиболее важные из них, в особенности новые законы. Последние окончательно принимались народным собранием (собрание курий). Народ собирался, группируясь по куриям, а в каждой курии, вероятно, по родам; при решении вопросов каждая из тридцати курий имела по одному голосу. Собрание курий принимало или отвергало все законы, избирало всех высших должностных лиц, в том числе так называемого царя, объявляло войну (но мир заключал сенат), и в качестве высшей судебной инстанции выносило окончательное решение по апелляции сторон во всех случаях, когда дело шло о смертном приговоре римскому гражданину. Рядом с сенатом и народным собранием стоял царь (rex), который точно соответствовал греческому басилевсу, и был почти самодержавным царем. Он тоже был военачальником, верховным жрецом и председателем в некоторых судах. Должность rex'а не была наследственной; напротив, он сперва избирался по предложению предшественника, собранием курий, а затем во втором собрании торжественно вводился в должность.

Так же как и у греков в героическую эпоху, у римлян во время так называемых царей была военная демократия, основанная на родах, фратриях и племенах, и из них развившаяся. Курии и племена были отчасти искусственными образованиями, но они были созданы по настоящим, естественно выросшим образцам общества, из которого они возникли и которое еще окружало их со всех сторон. Развившаяся патрицианская знать уже приобретала твердую почву под ногами, цари старались расширить свои полномочия, но все это не меняет первоначального основного характера конституции.

Благодаря завоеванию, население города Рима и римской области возрастало, отчасти за счет населения покоренных, по преимуществу латинских, округов. Все эти новые подданные стояли вне старых родов, курий и племен и, следовательно, не составляли части собственно римского народа. Они были лично свободные люди, могли владеть земельной собственностью, должны были платить налоги и отбывать военную службу. Но они не могли занимать никаких должностей и не могли участвовать ни в собрании курий, ни в дележе завоеванных государственных земель. Они составляли лишенный всех публичных прав плебс. Благодаря своей все возрастающей численности, своей военной выучке и вооружению они сделались грозной силой, противостоящей старому populus.

Невозможно сказать что-нибудь определенное ни о времени, ни о ходе, ни о причинах революции, которая положила конец древнему родовому строю. Несомненно только одно, что причина ее коренилась в борьбе между плебс и populus.

Новая конституция создала новое народное собрание, в котором участвовали или из которого исключались, в зависимости от несения военной службы. Все военно-обязанное мужское население было разделено по своему имуществу на шесть классов. Шестой класс, пролетарий, состоял из малоимущих, свободных от службы и налогов. В новом народном собрании центурий граждане выстраивались по-военному, отрядами в своих центуриях по 100 человек, причем каждая центурия имела один голос. Но первый класс выставлял 80 центурий, второй – 22, третий – 20, четвертый – 22, пятый –30, шестой, приличия ради, - одну центурию. Кроме того, всадники, набиравшиеся из наиболее богатых граждан, выставляли 18 центурий; всего 193 центурии; большинство голосов – 97. Но всадники и первый класс вместе имели 98 голосов, т.е. большинство; при их единодушии остальных даже не спрашивали, решение считалось принятым. К этому новому собранию центурий перешли теперь все политические права прежнего собрания курий; курии и составлявшие их роды были тем самым низведены, как и в Афинах, к роли простых частных и религиозных объединений. Собрание курий вскоре совсем прекратило свое существование. Для того, чтобы и три старых родовых племени устранить из государства, были созданы четыре территориальных племени, каждое из которых жило в отдельном квартале города и имело ряд политических прав. Так был разрушен и в Риме , еще до отмены так называемой царской власти, древний общественный строй, покоившийся на личных кровных узах, а вместо него создано было новое , действительно государственное устройство, в основу которого было положено территориальное деление и имущественные различия. С растворением в конце концов патрицианской знати в новом классе крупных землевладельцев и денежных магнатов, которые постепенно поглотили все земледелие разоренных военной службой крестьян, обрабатывали возникшие таким образом громадные имения при помощи рабов, обезлюдили Италию и тем самым проложили дорогу не только императорской власти, но и ее приемникам – германским варварам.

Существование ирландского рода (племя называлось клан) удостоверено, и он описан не только в древних сборниках и законах, но и английскими юристами XVII века, которые были присланы в Ирландию для превращения земель кланов в коронные владения английского короля.

Земля была собственностью клана или рода. Ирландские крестьяне часто делятся на партии, которые основываются на различных для англичан совершенно непонятных и как будто не преследуемых никакой другой цели, кроме излюбленных торжественных потасовок, устраиваемых ими друг другу. Это – искусственное возрождение, позднейшая замена уничтожения родов, своеобразно свидетельствует о живучести унаследованного родового инстинкта.

В Шотландии гибель родового строя совпадает с подавлением восстания 1745 года. Этот клан – «превосходит образец рода по своей организации и по новому духу, разительный пример власти родовой жизни над членами рода… В их распрях и в их кровной мести, в разделе территории по кланам, в их общинном землепользовании, в верности членов кланов вождю и друг другу мы встречаем всюду вновь проявляющиеся черты родового общества… Происхождение считалось по отцовскому праву, так что дети мужчин оставались в клане, тогда как дети женщин переходили в кланы своих отцов».

[Л. Морган «Древнее общество», 1877].

Германцы вплоть до переселения народов были организованы в роды. Даже в завоеванных римских провинциях они еще селились, по-видимому, родами.

Из родового строя вытекало обязательство наследовать не только дружеские связи, но и враждебные отношения отца или родственников; равным образом наследовалась вира, то есть выкупной штраф, вместо кровной мести за убийство или изувечение.

Поселение германцев на землях, занятых во времена римлян, как и на поднятых ими в последствии у римлян, состояли не из сел, а из больших семейных общин, включавших в свой состав несколько поколений, занимавших под обработку соответствующую полосу земли и пользовавшихся окружающими пустошами в месте с соседями, как общей маркой.

Высшей ступени варварства соответствует и организация правления. Повсеместно существовал совет старейшин, который решал более мелкие дела, а более важные подготовлял для решения в народном собрании. Старешини еще резко отличаются от военных вождей, совсем как у ирокезов. Переход к отцовскому (роду) праву благоприятствует, как в Греции и Риме, превращению выборного начала в наследственное право и тем самым возникновению знатной семьи в каждом роде. Это древняя, так называемая родовая знать в большинстве своем погибла при переселении народов или же вскоре после него. Военачальники избирались независимо от происхождения, исключительно по пригодности. Они обладали небольшой властью и должны были влиять своим примером; собственно дисциплинарную власть в войске определенно приписывали жрецам. Действительная власть сосредоточивалась в руках народного собрания. Король или старейшина племени председательствует; народ выносит свое решение; отрицательное – ропотом, утвердительное – возгласами одобрения, бряцанием оружия. Народное собрание служит вместе с тем и судом; сюда приносят и здесь же разрешают жалобы, выносят смертные приговоры. В родах и других подразделениях так же все собрания правит суд под председательством старейшины, который, как и во всех германских первоначальных судах, мог быть только руководителем процесса и ставить вопросы; приговор у германцев всегда и повсюду выносился всем коллективом.

Со времени Цезаря образовались союзы племен; у некоторых из них были уже короли, верховный военачальник, как у греков и римлян, уже домогался тиранской власти и иногда достигал ее. Такие счастливые узурпаторы, однако, не были неограниченными властителями; но они уже начинали разбивать оковы родового строя.

Одно учреждение содействовало возникновению королевской власти- дружины. Уже у американских краснокожих мы видели, как наряду с родовым строем создаются частные объединения для ведения войны за свой страх и риск. Эти частные объединения стали у германцев уже постоянными союзами. Военный вождь, приобретший славу, собирал вокруг себя отряд жаждавших добычи молодых людей, обязанных ему личной верностью, как и он сам. Вождь содержал их и награждал. Грабеж стал целью системы военного наемничества – позор и проклятие германцев – была уже здесь налицо в своей первой форме. После завоевания Римской империи эти дружинники королей образовали дворянство.

Таким образом, у объединившихся в народы германских имен существовала такая же организация управления, как и у греков героической эпохи так называемых царей: народное собрание, совет родовых старейшин, военачальник, стремившихся уже к подлинно королевской власти. Это была наиболее развитая организация управления, какая вообще могла развиться при родовом устройстве; это была образцовая организация правления высшей ступени варварства. Стоило обществу выйти из рамок, внутри которых эта организация удовлетворяла своему назначению, наступал конец родовому сиротству; оно взрывалось, на его место заступало государство.

Заключение.

Власть в первобытном обществе олицетворяла силу и волю рода или союзов родов; источником и носителем власти (властвующем субъектом) был род, она была направлена на управление общими делами рода, подвластными (объектом власти) являлись все его члены. Здесь субъект и объект власти полностью совпадали, поэтому она была по своей природе непосредственно общественной, те есть неотделимой от общества и не политической. Единственным способом ее реализации было общественное самоуправление. Ни профессиональных управленцев, ни особых органов принуждения тогда не существовало.

Несложные отношения первобытного общества регулировались обычаями – исторически сложившимися в привычку в результате воспитания и многократного повторения одних и тех же действий и поступков.

Обычаи догосударственного общества имели характер нерасчлененных «моно-норм», были одновременно и нормами организации общественной жизни, и нормами первобытной морали, и ритуальными и обрядовыми правилами.

Мононормы изначально были продиктованы «естественно природной» основой присваивающего общества, в котором и человек является частью природы. В них права и обязанности сливались воедино. Особое место занимало такое средство обеспечения обычаев, как табу (запрет). Табу сыграло особую роль в упорядочении половых отношений. Благодаря табу, первобытное общество поддерживало необходимую дисциплину.

В догосударственном обществе обычаи соблюдались в силу авторитета и привычки, но когда обычай нуждался в подкреплении путем прямого принуждения, общество выступало в роли коллективного носителя силы – обязывающей, изгоняющей и даже обрекающей на смерть нарушителя (преступника).

«И что за чудесная организация этот родовой строй во всей его наивности и простоте! Без солдат, жандармов и полицейских, без дворян, королей, наместников, префектов или судей, без тюрем, без судебных процессов – все идет своим установленным порядком».

[К. Маркс, Ф. Энгельс соч. т. 21 с. 97 ]

Таким образом, род был одновременно древнейшим социальным институтом и самой первой формой организации догосударственного общества.

Версия для печати


Неправильная кодировка в тексте?
В работе не достает каких либо картинок?
Документ отформатирован некорректно?

Вы можете скачать правильно отформатированную работу
Скачать реферат